Вторник, 2020-10-20, 2:45 AMГлавная | Регистрация | Вход

Вход на сайт

Поиск

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 55
Женщина, которая разучилась любить. - Тайная комната
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Тайная комната » ШКОЛА АМФОРА » Личная территория форумчан » yanesik Персональные темы » Женщина, которая разучилась любить. (Женщина, которая разучилась любить.)
Женщина, которая разучилась любить.
yanesikДата: Вторник, 2015-08-25, 7:05 AM | Сообщение # 1
Администратор Содружества ЛитКран Ян
Группа: Administrators
Сообщений: 9169
Награды: 241
Репутация: 1404
Статус: Offline
Женщина, которая разучилась любить Ян Сикоревич

Ромашковое небо никак не хотело покидать небосклон. Оно с гордостью
выпятило свой стан, как девушка, знающая свое превосходство в юности,
привлекательности и неотразимости.
Постель из мягких белоснежных облаков приняла очертания любующейся
собой в озерном отражении самодовольной насмешки и какой-то наивной
наглости, на которую грех был обижаться из-за бьющего отовсюду
притягательного бело-голубого света. Мы всегда готовы простить молодость
за ее красоту, из-за той радости, которая она приносит. И кажется, что
рядом с ней ты опять вернулся в прошлое, что тебе все доступно, что
стоит протянуть руку и начнешь доставать с неба одну за другой эти
очаровательные ромашки и срывать с них лепестки, играя в неумирающую
традиционную игру: «Любит-не любит».
Люди живут дольше, чем деревья, которые однажды сваливает ураган и
поджигает молния. Люди живут порой дольше камней, которые однажды уносит
разъяренный смерч-торнадо. Тем более кажется реальной мысль, что
человек переживает день, какой бы он ни был сильный и устойчивый.
Тени постепенно удлиняются, съедая пространство, и конечности дня,
уже страдающие тромбофлебитом времени, перестают напоминать юное
создание, привлекающее своей чистотой и свежестью, и превращаются в
лежащего на смертном одре старика, истекающего кровью заката. Алые и
фиолетовые прожилки, затуманившее небо, растекаются по по всему
периметру горизонта, мы не видим их четких форм из-за своей
близорукости, но стоит надеть очки, как начинаешь понимать , что день
клонится к закату, как и твоя жизнь.
Вот еще слегка поддергался в агонии последний луч и застыл,
вопрошая: «Почему? Почему я должен уйти?» A мы знаем ответ, но не скажем
ему, как и больному человеку, пусть уходит с мыслью «А вдруг?».
Может, так ему будет легче, пусть злая правда реальности не нарушает
покоя последних минут. И как мы начинаем ценить каждый миг, он на вес
золота, нет он дороже — бесценен! И вот уже стоим, зажав в руке
последний луч, дыша во всю грудь ночным небом и звездами, которые
обещают несбыточное.
И мы почему-то верим им, обманщицам, зажав в ладони кусочек теплоты
прожитого дня. Потом нехотя раскрываем сведенные судорогой пальцы и
отпускаем этот животрепещущий кусочек, как птицу из клетки. Какое мы
имеем право держать его? Пусть летит вдогонку своим друзьям по
вчерашнему дню. И кусочек ушедшего времени, завернутый в голубой фантик,
непостижимым образом сохраненный нами, взлетает в небосвод. Многие
думают, что это метеориты, наивные, это вчерашние мечты и молитвы
устремляются в прожитый день. Они хотят догнать его, они принадлежат
прошлому.

***
Порой необъяснимым образом красота поселяется в душах, которые,
казалось, давно должны были забыть о ней навсегда. Может, красота
заблудилась, ошиблась адресом? Вполне возможно.
Человек в последний раз посмотрел с восторгом в глаза очарованию
планетарного неба и сделал глубокий вдох, который словно пограничный
столбик разделил время. Сейчас начнется другая жизнь. Полная смена
декораций.
Потревоженная дверь даже не скрипнула, его не ждали.
Мистер Крыш был исполнительным человеком. Еще никогда никого не
подводил и за это заслужил безоговорочный авторитет. Коллектив в котором
он работал последнее время не подпускал и близко новичков и незнакомых,
но после того, как Крыш случайно спас их босса, ему все безоговорочно
поверили, раз и навсегда, ну, понятно до первого прокола. Вот и сейчас
он, невзирая на плохую погоду и скверное настроение, решил, что все
исполнит качественно и без проволочек. Недолго думая, засунул руку в
карман. Сейчас он вынимет пистолет и сделает то, что обязан был сделать —
исполнить приговор. Пoчему доверили ему? Может хотели повязать кровью?
«Странные люди, - думал палач, - Oни не знают, что подобное дело хотя и
не доставляет ему удовольствия, но будет выполнено без угрызений совести
и твердость руки не подведет».
Он еще раз посмотрел жертве в глаза. Женщина перестала плакать и на
лице у нее уже ничего не осталось, кроме ожидания и гримасы отвращения.
Видимо, она представила себя, как некрасиво будет выглядеть, когда ее
найдет полиция в луже крови и неприглядной позе. Женщина остается
женщиной даже на пороге небытия. Внезапно она усмехнулась и лицо
расплылось в каком-то подобии улыбки.
«Что с ней? — подумал исполнитель. — Неужели не понимает: сейчас
умрет или сошла с ума? Многие в таком положении сходят с ума. Так легче
умирать. Кажется, что киллер — не убийца, а священник или возлюбленный.
Да, вполне возможно».
С женщиной определенно что-то происходило. Обреченная посмотрела на
направленное в упор дуло и рассмеялась заливчатым веселым смехом.
Убийцу передернуло. Он сглотнул комок, внезапно ставший в горле,
продолжая наблюдать за агонией ума. Киллер знал, что в следующий раз уже
не будет удивляться подобному поведению в такой торжественный момент,
каким является прощание с жизнью. Появится привычка.
«Она ведь знала, что приговорена и умрет. Возможно, смех от испуга
или безысходности». Приговоренная внезапно потянула пистолет к себе, но
сделала это столь элегантно, осторожно и быстро, что палец на курке в
сомнении замер на полпути. Может быть, и ему было интересно столь
необычное поведение? Но пальцы не имеют рта, увы, мы никогда не
догадаемся об их желаниях и чувствах. Еще через полсекунды женщина
засунула дуло себе в рот. Мужчина снял палец с курка. Ситуация
напрягала.
Еще через мгновение женщина стала нежно целовать металлическое дуло,
словно благодаря за будущее наслаждение — смерть. Вполне возможно, что
смерть тоже своеобразное удовольствие, которое человек испытывает только
один раз в жизни. Киллер задумался: «Что это?» А ему нельзя было
думать. Он в таких случаях всегда действовал на автомате. А сейчас
почему-то обратил внимание на то, что прядь шелковистых каштановых волос
закрыла один глаз. Он невольно отвел свободной рукой челку в сторону.
Она должна была видеть все. Так справедливей. А челка оставила в руке
послевкусие. Его рука горела от ее нежной доброты. Странно. Разве волосы
имеют доброту?
Он почти забыл зачем здесь и что должен был сделать. «Как он мог
отвлечься?» Все это происходило в гробовом молчании. Со стороны, если
отступить на несколько шагов в полумрак комнаты, могло показаться, что
заботливые супруги прислонились друг к другу в благодарности за мирно в
любви прожитые годы. «Удивительно. Почему он об этом подумал, вместо
того, чтобы закончить дело? Ведь там ждали». И мистер Крыш должен был
отчитаться. И еще. Женщина кого-то ему напоминала и он решился спросить.
- Тебя, случайно, не Каролиной зовут?
Наступило жгучее молчание. Казалось, даже воздух напрягся от желания услышать ответ.
Наконец, женщина тихо выдавила из себя.
- Нет. Это не я. Вернее...
- Это все-таки ты.
Крыш оторвал пистолет от губ женщины и положил его на стол.
«Успеется. Подождут. Он многое у нее сначала должен узнать. Почему? Как
ни странно, сестра его покойной жены сильно изменилась, он только и
узнал ее по голосу».
- Каролинка, спокойно уже по-домашнему сказал мужчина, ты всегда
была проказницей. Ну скажи, зачем полезла в это дело? А теперь я должен
тебя...нет не могу, хотя должен...
- Если должен, то выполняй приказ. Поговорим потом.
Киллер рассмеялся.
- Да, ты всегда была веселой девушкой. Расскажи за что ты так провинилась?
- Ну, Джеки, понимаешь, два главных меня не поделили. Оба положили
на меня глаз и решили, чтобы не рассориться, в расход пустить.
- Лжешь, разыгрываешь. За такое не наказывают так жестоко. Я
все-таки хочу разобраться, перед тем, как выполнить свой долг, поскольку
родственницей мне оказалась.
- Джеки, можно в туалет, а то не хочется умирать с переполненным
мочевым пузырем, не эстетично. Ах, да, еще, вот смотри, — она вынула из
маленького кармана мобильник.- Сейчас покажу тебе что-то, будешь ржать!
Вот!
Она что-то нажала и показала Джеки, как называла шурина, фото, где
сидела на коленях у одного из боссов, а потом и другое , где на коленях
девушка была та же, но мужчина другой.
Джеки нахмурился, все верно: «Не поделили».
- Давай сделаем так. Я тебя отпущу, но ты должна раствориться.
- А как же быть с доказательством, трупом?
Э-э-э! Не переживай, этого добра полно в ночи. Сейчас с тобой выйдем и позаботимся. Поможешь?
- Мария мне говорила, что ты киллером работаешь, вполне возможно, за
это ты и закрыл ей рот навсегда. Поскольку мне проговорилась.
- Но я ее любил, не мог иначе. Лишний свидетель в нашем деле мешает
работе. А тебя я обожал, не приставал из-за природной порядочности. —
киллер скривился в усмешке.— Дал себе слово, если встречу, то буду
любить, не отпущу до гроба.
- А до гроба было уже недалеко, правда. — Каролина задумчиво
посмотрела в еще недавно стальные глаза, которые сейчас налились
страстным желанием.
Ничего не соображая, поддавшись порыву, киллер начал срывать с женщину одежду.
- Подожди, угомонись, я и сама вся горю. Дай спокойно раздеться.
Пусть будет тебе что вспомнить, после моей смерти. — Каролина затряслась
не то от нервного смеха, то ли, от неизбежности того, что скоро должно
случиться. Она знала у Джеки рука твердая. Профи. Женщина понимала, что
все отвлекающие разговоры нужны шурину, чтобы она не превратилась в
ежика.
Жадные руки отстранились, выполнив эту просьбу-приказ.
«Почему она так медленно раздевается? Он сейчас потеряет сознание».
Киллер уже забыл обо всем на свете. Сейчас перед ним была женщина,
которую он спас от смерти, его любимая, которую уже отчаялся найти. А
ведь не убить — это тоже означает спасти. «Почему у него не хватает рук,
почему только две? Хотелось ее обнимать и обнимать. Пoчему у него один
только рот, который может целовать эти желанные губы?». Все, жестокий
приступ страсти заслонил разум и киллер потерял человеческий облик от
перевозбуждения. Он был уже не человек, а спаривающееся животное. А часы
на стене продолжали тикать отсчитывая секунды и минуты не совершенного
преступления. Каролина напряглась и тут же растаяла в неге. У нее была в
уголке сознания слабая надежда, что после такого не убивают. Потом
растормошила мужчину.
- Ты уже все? Я уже...
Она быстро оделась и заставила его одеться тоже.
Как лунатика вывела на улицу, пока не передумал.
- Так что говоришь, нужен труп? — женщина держала ситуацию в своих
руках, главное, не дать ему опомниться, мужчины не женщины, через минуту
они уже полностью владеют собой. «Хотя не после нее!» - Она
самодовольно усмехнулась.
- Давай сюда твой томагавк. Она засунула руку в карман безропотного
родственника.— А как нажимать на курок? Мягко или резко?
Мужчина смотрел на нее остекленевшими глазами, словно зомби.
- Слушай, милый, ты это сделаешь лучше меня, профессионал.
Она почти насильно вложила в руку шурина оружие. Палец того
машинально нашел курок и застыл в ожидании. Какая-то девочка-подросток
пробегала в этот момент мимо.
- Подойдет?— зажмурилась в счастливой улыбке Каролина.
Крыш ничего не ответил, он только молча проводил девочку взглядом.
Ничего не подозревающая девочка побежала на остановку автобуса. А ведь
смерть только что ее пожалела.
-Джеки, а давай лучше самих боссов туда отправим, — женщина показала
на небо, —Или туда . — небрежно ткнула палец в направлении земли и
опять рассмеялась.


gorodok1@ymail.com
https://vk.com/yanesik47
 
yanesikДата: Вторник, 2015-08-25, 7:07 AM | Сообщение # 2
Администратор Содружества ЛитКран Ян
Группа: Administrators
Сообщений: 9169
Награды: 241
Репутация: 1404
Статус: Offline
***
Через несколько минут кадиллак 2010 года мягко скользил по сонным улицам мегаполиса. Скоро они оказались в пригороде Нью-Йорка. Вернее, это был
не пригород,  а один из маленьких городков  (таунов), которые один за другим толпились у стен великого города, словно спрашивая разрешения в него войти. Название Болдвин ничего никому не говорило, а вот Нью-Йорк...
Знакомый поворот, мотор взвыл, словно радостно заржала кобыла, узнав знакомое место, съехали с саусерн парквэя на 26 экзите. А вот и дом, где не ждали ночных гостей. Джеферсон корт, номер один. «Да, одному из боссов повезло, —подумал киллер, — Поживет лишних пару часов».
Он уже вышел из странного состояния, в которое ввел его секс с
Каролиной. Крыш невольно размечтался: «Еще несколько таких сеансов и он
умрет естественной смертью. Но какая прекрасная смерть! Не женщина, а
фурия страсти! И он чуть-чуть не лишил себя подобного счастья!» Мужчина
уже мысленно записал себя к ней в рабы и эта мысль, как ни странно,
согревала гордого, циничного человека. Никогда не ожидал он в себе
подобных лирических глубин. Подумалось: «А может сменить профессию? Вот
разберемся с боссами и спрячемся с "милой в шалаше". —Где-то залаяла
собака. Мужчина нахмурился. — Это нам ни к чему. А вдруг и у них там
пуделек под именем Питбуль?»
Как ни странно, все прошло гладко, до обидного. Они спокойно открыли
входную дверь. Ввиду безопасности места здесь никто даже не закрывался
на задвижку.
«Глупцы. —подумал Крыш. Тихо вошли. Вежливо открыли дверь спальни.
Пришлось сделать два выстрела из пистолета с глушителем. — В старину
даже фараона жену убивали, чтобы ему не скучно было в гробнице. А
традиции живучи».
Со вторым боссом пришлось повозиться. Угораздило его сразу с двумя
дамами в постель. Одну из дам отпустили. Поклялась молчать. А все равно
от испуга ничего не запомнит. Ну спросит полиция завтра. Она скажет:
"Мужчина и женщина в масках". Вот и все подробности. Единственно что —
станут уже в том поселке закрываться на ночь и пистолет под подушку
класть, конституция разрешает.

А законную супругу "отпустили" с законным супругом на тот свет.
Успел все же он крикнуть. Зажглось окно в соседнем доме и оттуда
выскочил какой-то ненормальный с рапирой. А что пистолет против рапиры?
Пустяк. Правда, оцарапал лицо киллеру слегка и это вызывало раздражение:
«Пусть и ссадина, а неприятно». Вначале решил не убирать свидетеля, но
Каролина подмигнула: "Давай" ».
Мужчине казалось, что вся жизнь он нажимал на курок, выполняя чью-то
прихоть. «А где же его прошлое, образование, его детство? Неужели он
когда-то был маленьким мальчиком? А ведь и вправду был.
Потом затянули в дворовую банду, как-никак южный Бронкс собственной
персоной. Сбежал в тюрьму, но жизнь опять выбросила через пяток лет в
старый квартал. Не всех застал в живых. Продажа крека — небезопасное
дело. Как ни странно, он этим никогда особо не занимался. А вот когда
предложили в команду киллеров к одному уважаемому человеку, то
согласился. Любое дело трудно дается вначале. Особенно, как
такое...убивать. Но перегорел и научился. Вначале первые жертвы
мучались, неловкость даже, как ни странно, чувствовал перед ними,
неряшливо работал, зато потом как по нотам. Один выстрел. Он работал,
как опытный хирург, но без анестезии. С женой Марией познакомился на
работе. Пришлось после выполнения задания постучаться в квартиру этажом
выше, когда сорвалось, так и остался у нее. Задание оказалось липой,
проверкой конкурента. Мария жила с сестренкой. Жене признался сразу по
глупости чем занимается, но приказал тут же забыть это, не разлюбила,
только всегда тревожилась, пока он не заявлялся с работы. Да и то
появлялся странно: постучит в дверь, скажет пару слов и испаряется на
месяц. Где отсиживался, Мария никогда не спрашивала.
***
Еще через два часа Диана сидела на кровати заплаканная, нет слезы
давно высохли, но все же... «Почему никто не выдерживает? Наконец, когда
казалось уже засветилась ее заря, опять срыв. Уже три их было и одно и
то же. И Джеки туда же. Ну кто рожает этих хлюпиков?»
Она ждала реакцию на свой звонок. Сейчас приедет сестра, Мария.
Пусть посмотрит на него...в последний раз. Потом нужно тихо будет
покинуть мотель. Сонная регистраторша даже документов не спросила, когда
пару часов тому назад мужчина и женщина попросили номер на ночь,
вернее, остаток ночи. Шел уже четвертый час.
Когда изуродованное лицо Марии склонилось над бывшим мужем, ее
несостоявшимся убийцей и одновременно любимым человеком, то женщина даже
преобразилась. Если не смотреть на нее в упор, а сбоку, то можно было
подумать, что в профиль она даже сейчас хороша. Но в анфас... Нет, лучше
не смотреть. Фильм ужасов.

- Каролька, ты что отомстила за меня, чем ты его?

Сестра рассмеялась, показав на свой живот и погладив нижнюю его часть:

- Да вот этим. Оружие меткое, попадаю в самое яблочко.
Мария все поняла.
- Не плач, сестрица. У меня в жизни было даже на одного больше чем у
тебя подобных случаев, все приходилось места менять жительства. А маме
нашей, покойнице, мы и в подметки не годимся. Призналась мне перед
смертью, что десять человек извела своей любовью. Нельзя нам с тобой
иметь детей. Грех — это. Особо если дочки, боже упаси! Хотя я уже свое
отмучилась. На меня мужчины, когда смотрят — сразу на рвоту тянет.
Приходится за удовольствие уже мне платить и немало. А вот ты... Но это
поправимо.
Мария вынула из сумочки маленький пузырек, открыла его и брызнула заинтригованной сестре в лицо. Раздался звериный рев.
- Миленькая, я сейчас, это только сначала больно, потерпи. — она
открыла другую баночку с гашеной известью, намокчила салфетку, и
заботливо приложила к обоженному кислотой месту. Душераздирающий крик
повторился. — Ну вот, я тебя и обезопасила. Еще спасибо мне скажешь.
Мария, не прощаясь, пошла быстрыми шагами к двери, решительно
открыла ее и вышла не оглядываясь. Она сделала, как считала, благородное
дело. «Интересно сколько жизней она, Мария, сохранила? Сколько человек
не узнают, какое это наслаждение — умирать?»
Каждый шаг женщины отдавался на лестницах в чистоте тишины глухим стуком, словно то были комья земли падающие на гроб.
Мария медленно шла по ночным улицам, начинался рассвет. И в душе ее
был рассвет. «Она помогла своей сестре, она спасла много жизней. Теперь
ее сестру не будет мучить совесть, правда, быка-совесть уже не
остановить, будет бодаться до конца дней, сколько им осталось. Зато
другие останутся на этом свете. Ну и что, не познают они больше с
сестрой приступа страстной, неземной любви, зато проживут долгую, пусть и
несчастливую жизнь женщинами, которые разучились любить. Ведь чем
дальше, тем меньше ей хотелось зверской страсти. Скоро, даст бог, и не
будет тратиться больше на нее. Эх! Скорей бы спокойный возраст
наступил».
***
Наступал рассвет. Он еще не знал о случившемся. А если и не узнает, то и лучше. Слишком много грязи на грешной земле.
Никто не ведает - он изгой или баловень судьбы и сколько раз суждено зажимать в ладони счастье.


gorodok1@ymail.com
https://vk.com/yanesik47
 
KatДата: Вторник, 2015-08-25, 1:22 PM | Сообщение # 3
ДУША САЙТА секретарь ЛитКрана
Группа: Administrators
Сообщений: 542
Награды: 77
Репутация: 241
Статус: Offline
Пишешь ты очень интересно. Что характерно, не из области фантастики. Как будто только что простучала каблучками смерть, уходя с моего этажа. Браво, Ян!

Порой, чтобы сохранить ангельский характер, нужно дьявольское терпение.
 
yanesikДата: Вторник, 2015-08-25, 4:28 PM | Сообщение # 4
Администратор Содружества ЛитКран Ян
Группа: Administrators
Сообщений: 9169
Награды: 241
Репутация: 1404
Статус: Offline
Kat, Спасибо,это рассказ я написал по заданию,в школе,где состою студентом.Как видишь я продолжаю учиться.

gorodok1@ymail.com
https://vk.com/yanesik47
 
KatДата: Вторник, 2015-08-25, 8:29 PM | Сообщение # 5
ДУША САЙТА секретарь ЛитКрана
Группа: Administrators
Сообщений: 542
Награды: 77
Репутация: 241
Статус: Offline
Цитата yanesik ()
Kat, Спасибо,это рассказ я написал по заданию,в школе,где состою студентом.Как видишь я продолжаю учиться.
Ты-образец для подражания. Не сложилось у меня с писательством, школьные сочинения, которые задавали на дом, писала за меня и мою подружку мама. И вот когда подружке поставили пять, а мне четыре, я даже плакала. Блокноты на месте. Ты поймешь о чем я. В мою тему загляни, хочу лично познакомиться.


Порой, чтобы сохранить ангельский характер, нужно дьявольское терпение.
 
Люпен-СансейДата: Среда, 2015-08-26, 3:25 PM | Сообщение # 6
Генерал-лейтенант
Группа: Moderators
Сообщений: 671
Награды: 35
Репутация: 100
Статус: Offline
вместо рецензии...

Прикрепления: 4222376.jpg(77.6 Kb)


Папаша в моей Банде - праздник на следующие 50 лет мне обеспечен!!
Монета - вор-джентльмен или.... Папаша Зенигата!? Чем ты меня теперь еще подивишь, дружище?))
 
yanesikДата: Среда, 2015-08-26, 7:40 PM | Сообщение # 7
Администратор Содружества ЛитКран Ян
Группа: Administrators
Сообщений: 9169
Награды: 241
Репутация: 1404
Статус: Offline
Люпен, ты самая загадочная из всех девушек с которыми мне приходилось сталкиваться в жизни.Так держать, яркая индивидуальность.Только иногда сходи с  высот своей индивидуальности, чтобы люди могли с тобой пообщаться в обычном режиме.

gorodok1@ymail.com
https://vk.com/yanesik47
 
GalinaДата: Пятница, 2015-09-18, 8:22 PM | Сообщение # 8
Автор
Группа: Moderators
Сообщений: 187
Награды: 42
Репутация: 130
Статус: Offline
[color=green]"Оружие меткое, попадаю в самое яблочко." -
Вот уж правдивые слова. Мужики на это ведутся.

Интригующий рассказ. Очень понравился образ Каролины, хотя далеко не идеальный. Супер! cry
 
yanesikДата: Пятница, 2015-09-18, 9:56 PM | Сообщение # 9
Администратор Содружества ЛитКран Ян
Группа: Administrators
Сообщений: 9169
Награды: 241
Репутация: 1404
Статус: Offline
galinaby88, Да, в этом рассказе  преступная женщина вышла сухой из воды, ее сестра близнец Диана потеряла лицо.

gorodok1@ymail.com
https://vk.com/yanesik47
 
yanesikДата: Пятница, 2015-09-18, 10:02 PM | Сообщение # 10
Администратор Содружества ЛитКран Ян
Группа: Administrators
Сообщений: 9169
Награды: 241
Репутация: 1404
Статус: Offline
версия два после редактирования
Задание 4: Женщина, которая разучилась любить. 17326 зн.
    
     Ромашковое небо никак не хотело покидать небосклон. Оно с гордостью выпятило отраженный в воде озера стан, как девушка, знающая свое превосходство в юности, привлекательности и неотразимости.
    Постель из мягких белоснежных облаков приняла очертания любующейся собой в
озерном отражении самодовольной насмешки и какой-то наивной наглости, на
которую грех был обижаться из-за бьющего отовсюду притягательного
бело-голубого света. Мы всегда готовы простить молодость за ее красоту,
из-за той радости, которую она
приносит. И кажется, что рядом с ней ты опять вернулся в прошлое, что
тебе все доступно, что стоит протянуть руку и начнешь доставать с неба
одну за другой эти очаровательные ромашки и срывать с них лепестки,
играя в неумирающую традиционную игру: «Любит-не любит».
    Люди живут дольше, чем деревья, которые однажды сваливает ураган и поджигает
молния. Люди живут порой дольше камней, которые однажды уносит
разъяренный смерч-торнадо. Тем более кажется реальной мысль, что человек
переживает день, какой бы тот ни был сильный и устойчивый.
    Тени постепенно удлиняются, съедая пространство, и конечности дня, уже
страдающие тромбофлебитом времени, перестают напоминать юное создание,
привлекающее своей чистотой и свежестью, и превращаются в лежащего на
смертном одре старика, истекающего кровью заката. Алые и фиолетовые
прожилки, затуманившее небо, растекаются по по всему периметру
горизонта, мы не видим их четких форм из-за своей близорукости, но стоит
надеть очки, как начинаешь понимать , что день клонится к закату, как и
твоя жизнь.
     Вот еще слегка подергался в агонии последний луч и застыл, вопрошая: «Почему? Почему я должен
уйти?» A мы знаем ответ, но не скажем ему, как и больному человеку,
пусть уходит с мыслью «А вдруг?».
    Может, так ему будет легче, пусть злая правда реальности не нарушает покоя последних минут. И как мы
начинаем ценить каждый миг, он на вес золота, нет он дороже — бесценен!
И вот уже стоим, зажав в руке последний луч, дыша во всю грудь ночным
небом и звездами, которые обещают несбыточное.
    И мы почему-то верим им, обманщицам, зажав в ладони кусочек теплоты прожитого дня.
Потом нехотя раскрываем сведенные судорогой пальцы и отпускаем этот
животрепещущий кусочек, как птицу из клетки. Какое мы имеем право
держать его? Пусть летит вдогонку своим друзьям по вчерашнему дню. И
кусочек ушедшего времени, завернутый в голубой фантик, непостижимым
образом сохраненный нами, взлетает в небосвод. Многие думают, что это
метеориты. Наивные, на самом же деле вчерашние мечты и молитвы устремляются в прожитый день. Они хотят догнать его, они принадлежат прошлому.
    
    ***
     Порой необъяснимым образом красота поселяется в душах, которые,
казалось, давно должны были забыть о ней навсегда. Может, красота
заблудилась, ошиблась адресом? Никто не в состоянии ответить на этот вопрос.
    Человек в последний раз посмотрел с восторгом в глаза очарованию планетарного
неба и сделал глубокий вдох, который словно пограничный столбик разделил
время. Сейчас начнется другая жизнь. Полная смена декораций.
    Потревоженная дверь даже не скрипнула, oна спала, как и хозяйка квартиры.
    Мистер Крыш был исполнительным человеком. Еще никогда никого не подводил и за
это заслужил безоговорочный авторитет. Коллектив в котором он работал
последнее время не подпускал и близко новичков и незнакомых, но после
того, как Крыш случайно спас их босса, ему все по команде шефа
"безоговорочно" поверили, раз и навсегда, ну, понятно до первого
прокола. Вот и сейчас он, невзирая на плохую погоду и скверное
настроение, решил, что все исполнит качественно и без проволочек.
Недолго думая, засунул руку в карман. Странно, откуда в нем неожиданная расхлябанность, неужели от мысли, что слабый пол его ждет с "нетерпением"?
Сейчас он вынимет пистолет и сделает то, что обязан был сделать —
исполнить приговор. Пoчему доверили ему? Может хотели повязать кровью?
«Странные люди, - думал палач, - Oни не знают, что подобное дело хотя и
не доставляет ему удовольствия, но будет выполнено без угрызений совести
и твердость руки не подведет».
    Женщина дремала в кресле, удобно расположив ноги на пуфике-подставке. Но видимо
она была из той породы, которая приближение мужчины чувствует и сквозь
дрему. Но на этот раз мужчина пришел не за ее прелестями. Глаза
смертницы налились непониманием и после нескольких слов приговора,
произнесенного киллером монотонным голосом (работа такая, все приелось)
расширились от ужаса. "Как он к этому привык? Но удовольствие
посмотреть своей жертве в глаза тоже дорого стоит! Пусть жертва порыдает
для 'приличия' ".
     Женщина перестала плакать и на лице у нее уже ничего не осталось, кроме ожидания и гримасы отвращения. Видимо,
она представила себя, как некрасиво будет выглядеть, когда ее найдет
полиция в луже крови и неприглядной позе. Женщина остается женщиной даже
на пороге небытия. Внезапно она усмехнулась и лицо расплылось в
каком-то подобии улыбки.
    «Что с ней? — подумал исполнитель. — Неужели не понимает: сейчас умрет или сошла с ума? Многие в таком
положении сходят с ума. Так легче умирать. Кажется, что киллер — не
убийца, а священник или возлюбленный. Да, вполне возможно».
     С женщиной определенно что-то происходило. Обреченная посмотрела на
направленное в упор дуло и рассмеялась заливчатым веселым смехом.
Убийцу передернуло. Он сглотнул комок, внезапно ставший в горле,
продолжая наблюдать за агонией ума. Киллер знал, что в следующий раз уже
не будет удивляться подобному поведению в такой торжественный момент,
каким является прощание с жизнью. Появится привычка. Всегда нужно быть готовым к чему-то новому.
    «Она ведь знала, что приговорена и умрет. Возможно, смех от испуга или
безысходности». Приговоренная внезапно потянула пистолет к себе, но
сделала это столь элегантно, осторожно и быстро, что палец на курке в
сомнении замер на полпути. Может быть, и ему было интересно столь
необычное поведение? Но пальцы не имеют рта, увы, мы никогда не
догадаемся об их желаниях и чувствах. Еще через полсекунды женщина
засунула дуло себе в рот. Мужчина снял палец с курка. Ситуация
напрягала.
    Еще через мгновение женщина стала нежно целовать металлическое дуло, словно благодаря за будущее наслаждение — смерть.
Вполне возможно, что смерть тоже своеобразное удовольствие, которое
человек испытывает только один раз в жизни. Киллер задумался: «Что это?»
А ему нельзя было думать. Он в таких случаях всегда действовал на
автомате. А сейчас почему-то обратил внимание на то, что прядь
шелковистых каштановых волос закрыла один глаз. Он невольно отвел
свободной рукой челку в сторону. Она должна была видеть все. Так
справедливей. А челка оставила в руке послевкусие. Его рука горела от ее
нежной доброты. Странно. Разве волосы имеют доброту?
    Он почти забыл зачем здесь и что должен был сделать. «Как он мог отвлечься?» Все
это происходило в гробовом молчании. Со стороны, если отступить на
несколько шагов в полумрак комнаты, могло показаться, что заботливые
супруги прислонились друг к другу в благодарности за мирно в любви
прожитые годы. «Удивительно. Почему он об этом подумал, вместо того,
чтобы закончить дело? Ведь там ждали». И мистер Крыш должен был
отчитаться. И еще. Женщина кого-то ему напоминала и он решился спросить.
    - Тебя, случайно, не Каролиной зовут?
    Наступило жгучее молчание. Казалось, даже воздух напрягся от желания услышать ответ.
    Наконец, женщина тихо выдавила из себя.
    - Нет. Это не я. Вернее...
    - Это все-таки ты.
    Крыш оторвал пистолет от губ женщины и положил его на стол. «Успеется.
Подождут. Он многое у нее сначала должен узнать. Почему? Как ни странно,
сестра его покойной жены сильно изменилась, он только и узнал ее по
голосу».
    - Каролинка, спокойно уже по-домашнему сказал мужчина, ты всегда была проказницей. Ну скажи, зачем полезла в это дело? А теперь
я должен тебя...нет не могу, хотя должен...
    - Если должен, то выполняй приказ. Поговорим потом.
    Киллер рассмеялся.
    - Да, ты всегда была веселой девушкой. Расскажи за что ты так провинилась?
    - Ну, Джеки, понимаешь, два главных меня не поделили. Оба положили на
меня глаз и решили, чтобы не рассориться, в расход пустить.
    - Лжешь, разыгрываешь. За такое не наказывают так жестоко. Я все-таки хочу
разобраться, перед тем, как выполнить свой долг, поскольку
родственницей мне оказалась.
    - Джеки, можно в туалет, а то не хочется умирать с переполненным мочевым пузырем, не эстетично. Ах, да,
еще, вот смотри, — она вынула из маленького кармана мобильник.- Сейчас
покажу тебе что-то, будешь ржать! Вот!
     Она что-то нажала и показала Джеки, как называла шурина, фото, где сидела на коленях у
одного из боссов, а потом и другое, где на коленях девушка была та же,
но мужчина другой.
    Джеки нахмурился, все верно: «Не поделили».
    - Давай сделаем так. Я тебя отпущу, но ты должна раствориться.
    - А как же быть с доказательством, трупом?
    Э-э-э! Не переживай, этого добра полно в ночи. Сейчас с тобой выйдем и позаботимся. Поможешь?
    - Мария мне говорила, что ты киллером работаешь, вполне возможно, за это
ты и закрыл ей рот навсегда. Поскольку мне проговорилась.
    - Но я ее любил, не мог иначе. Лишний свидетель в нашем деле мешает работе. А
тебя я обожал, не приставал из-за природной порядочности. — киллер
скривился в усмешке.— Дал себе слово, если встречу, то буду любить, не
отпущу до гроба.
    - А до гроба было уже недалеко, правда. — Каролина задумчиво посмотрела в еще недавно стальные глаза, которые
сейчас налились страстным желанием.
    Ничего не соображая, поддавшись порыву, киллер начал срывать с женщину одежду.
    - Подожди, угомонись, я и сама вся горю. Дай спокойно раздеться. Пусть
будет тебе что вспомнить, после моей смерти. — Каролина затряслась не то
от нервного смеха, то ли, от неизбежности того, что скоро должно
случиться. Она знала у Джеки рука твердая. Профи. Женщина понимала, что
все отвлекающие разговоры нужны шурину, чтобы она не превратилась в
ежика.
    Жадные руки отстранились, выполнив эту просьбу-приказ.
    «Почему она так медленно раздевается? Он сейчас потеряет сознание». Киллер уже
забыл обо всем на свете. Сейчас перед ним была женщина, которую он спас
от смерти, его любимая, которую уже отчаялся найти. А ведь не убить —
это тоже означает спасти. «Почему у него не хватает рук, почему только
две? Хотелось ее обнимать и обнимать. Пoчему у него один только рот,
который может целовать эти желанные губы?». Все, жестокий приступ
страсти заслонил разум и киллер потерял человеческий облик от
перевозбуждения. Он был уже не человек, а спаривающееся животное. А
часы на стене продолжали тикать отсчитывая секунды и минуты не
совершенного преступления. Каролина напряглась и тут же растаяла в неге.
У нее была в уголке сознания слабая надежда, что после такого не
убивают. Потом растормошила мужчину.
     - Ты уже все? Я уже...
    Она быстро оделась и заставила его одеться тоже.
    Как лунатика вывела на улицу, пока не передумал.
    - Так что говоришь, нужен труп? — женщина держала ситуацию в своих руках,
главное, не дать ему опомниться, мужчины не женщины, через минуту они
уже полностью владеют собой. «Хотя не после нее!» - Она самодовольно
усмехнулась.
     - Давай сюда твой томагавк. Она засунула руку в карман безропотного родственника.— А как нажимать на курок? Мягко или
резко?
    Мужчина смотрел на нее остекленевшими глазами, словно зомби.
    - Слушай, милый, ты это сделаешь лучше меня, профессионал.
    Она почти насильно вложила в руку шурина оружие. Палец того машинально
нашел курок и застыл в ожидании. Какая-то девочка-подросток пробегала в
этот момент мимо.
    - Подойдет?— зажмурилась в счастливой улыбке Каролина.
    Крыш ничего не ответил, он только молча проводил девочку взглядом. Ничего не
подозревающая девочка побежала на остановку автобуса. А ведь смерть
только что ее пожалела.
    -Джеки, а давай лучше самих боссов туда отправим, — женщина показала на небо, —Или туда . — небрежно ткнула
палец в направлении земли и опять рассмеялась.
    


gorodok1@ymail.com
https://vk.com/yanesik47
 
yanesikДата: Пятница, 2015-09-18, 10:04 PM | Сообщение # 11
Администратор Содружества ЛитКран Ян
Группа: Administrators
Сообщений: 9169
Награды: 241
Репутация: 1404
Статус: Offline
***
    Через несколько минут кадиллак 2010 года мягко скользил по сонным улицам мегаполиса. Скоро они оказались в пригороде Нью-Йорка.
Вернее, это был не пригород, а один из маленьких городков (таунов),
которые один за другим толпились у стен великого города, словно
спрашивая разрешения в него войти. Название Болдвин ничего никому не
говорило, а вот Нью-Йорк...
     Знакомый поворот, мотор радостно взвыл, словно заржала кобыла, узнав родное место, съехали с трассы Southern Parkway* на на тридцать втором выезде . А вот и дом, где не ждали ночных гостей. Джеферсон корт, номер один.
«Да, одному из боссов повезло, пока даедем — подумал киллер, — Поживет
лишних пару часов».
     Он уже вышел из странного состояния, в которое ввел его секс с Каролиной. Крыш невольно размечтался: «Еще
несколько таких сеансов и он умрет естественной смертью. Но какая
прекрасная смерть! Не женщина, а фурия страсти! И он чуть-чуть не лишил
себя подобного счастья!» Мужчина уже мысленно записал себя к ней в рабы и
эта мысль, как ни странно, согревала гордого, циничного человека.
Никогда не ожидал он в себе подобных лирических глубин. Подумалось: «А
может сменить профессию? Вот разберемся с боссами и спрячемся с "милой в
шалаше". —Где-то залаяла собака. Мужчина нахмурился. — Это нам ни к
чему. А вдруг и у них там пуделек под именем Питбуль?»
    Как ни странно, все прошло гладко, до обидного. Они спокойно открыли входную
дверь. Ввиду безопасности места здесь никто даже не закрывался на
задвижку. Местные верили в легенду полицейской статистики, что
безопаснее города нет в графстве King.
    «Глупцы. —подумал Крыш. Тихо вошли. Вежливо открыли дверь спальни. Пришлось сделать два выстрела
из пистолета с глушителем. — В старину даже фараона жену убивали, чтобы
ему не скучно было в гробнице. А традиции живучи».
    Со вторым боссом пришлось повозиться. Угораздило его сразу с двумя дамами в
постель. Одну из дам отпустили. Поклялась молчать. А все равно от испуга
ничего не запомнит. Ну спросит полиция завтра. Она скажет: "Мужчина и
женщина в масках". Вот и все подробности. Единственно что — станут уже в
том поселке закрываться на ночь и пистолет под подушку класть,
конституция разрешает.
    Для килеера осталось незамеченной фраза Каролины произнесенная шепотом:
    "Ты следующая".
    
    А законную супругу "отпустили" с законным супругом на тот свет. Успел все
же он крикнуть. Зажглось окно в соседнем доме и оттуда выскочил
какой-то ненормальный с рапирой. А что пистолет против рапиры? Пустяк. Не перевелись еще идиоты на свете, начитавшиеся в детстве Дон Кихота.
     Правда, оцарапал лицо киллеру слегка и это вызывало раздражение: «Пусть
и ссадина, а неприятно». Вначале решил не убирать свидетеля, но
Каролина подмигнула: "Давай" ».
    Мужчине казалось, что вся жизнь он нажимал на курок, выполняя чью-то прихоть. «А где же его прошлое,
образование, его детство? Неужели он когда-то был маленьким мальчиком? А
ведь и вправду был.
    Потом затянули в дворовую банду, как-никак южный Бронкс собственной персоной. Сбежал в тюрьму, но жизнь опять
выбросила через пяток лет в старый квартал. Не всех застал в живых.
Продажа крека — небезопасное дело. Как ни странно, он этим никогда особо
не занимался. А вот когда предложили в команду киллеров к одному
уважаемому человеку, то согласился. Любое дело трудно дается вначале.
Особенно, как такое...убивать. Но перегорел и научился. Вначале первые
жертвы мучались, неловкость даже, как ни странно, чувствовал перед ними,
неряшливо работал, зато потом как по нотам. Один выстрел. Он работал,
как опытный хирург, но без анестезии. С женой Марией познакомился на
работе. Пришлось после выполнения задания постучаться в квартиру этажом
выше, когда сорвалось, так и остался у нее. Задание оказалось липой,
проверкой конкурента. Мария жила с сестренкой. Жене признался сразу по
глупости чем занимается, но приказал тут же забыть это, не разлюбила,
только всегда тревожилась, пока он не заявлялся с работы. Да и то
появлялся странно: постучит в дверь, скажет пару слов и испаряется на
месяц. Где отсиживался, Мария никогда не спрашивала.
    ***
    Еще через два часа Диана сидела на кровати заплаканная, нет слезы давно
высохли, но все же... «Почему никто не выдерживает? Наконец, когда
казалось уже засветилась ее заря, опять срыв. Уже три их было и одно и
то же. И Джеки туда же. Ну кто рожает этих хлюпиков?»
    Она ждала реакцию на свой звонок. Сейчас приедет сестра, Мария. Пусть посмотрит на
него...в последний раз. Потом нужно тихо будет покинуть мотель. Сонная
регистраторша даже документов не спросила, когда пару часов тому назад
мужчина и женщина попросили номер на ночь, вернее, остаток ночи. Шел уже
четвертый час.
    Когда изуродованное лицо Марии склонилось над бывшим мужем, ее несостоявшимся убийцей и одновременно любимым
человеком, то женщина даже преобразилась. Если не смотреть на нее в
упор, а сбоку, то можно было подумать, что в профиль она даже сейчас
хороша. Но в анфас... Нет, лучше не смотреть. Фильм ужасов.
    
    - Каролька, ты что отомстила за меня, чем ты его?
    
    Сестра рассмеялась, показав на свой живот и погладив нижнюю его часть:
    
    - Да вот этим. Оружие меткое, попадаю в самое яблочко.
    Мария все поняла.
    - Не плач, сестрица. У меня в жизни было даже на одного больше чем у тебя
подобных случаев, все приходилось места менять жительства. А маме
нашей, покойнице, мы и в подметки не годимся. Призналась мне перед
смертью, что десять человек извела своей любовью. Нельзя нам с тобой
иметь детей. Грех — это. Особо если дочки, боже упаси! Хотя я уже свое
отмучилась. На меня мужчины, когда смотрят — сразу на рвоту тянет.
Приходится за удовольствие уже мне платить и немало. А вот ты... Но это
поправимо.
    Мария вынула из сумочки маленький пузырек, открыла его и брызнула заинтригованной сестре в лицо. Раздался звериный рев.
    - Миленькая, я сейчас, это только сначала больно, потерпи. — она открыла
другую баночку с гашеной известью, намокчила салфетку, и заботливо
приложила к обоженному кислотой месту. Душераздирающий крик повторился. —
Ну вот, я тебя и обезопасила. Еще спасибо мне скажешь.
    Мария, не прощаясь, пошла быстрыми шагами к двери, решительно открыла ее и вышла
не оглядываясь. Она сделала, как считала, благородное дело. «Интересно
сколько жизней она, Мария, сохранила? Сколько человек не узнают, какое
это наслаждение — умирать?»
    Каждый шаг женщины отдавался на лестницах в чистоте тишины глухим стуком, словно то были комья земли падающие на гроб.
    Мария медленно шла по ночным улицам, начинался рассвет. И в душе ее был
рассвет. «Она помогла своей сестре, она спасла много жизней. Теперь ее
сестру не будет мучить совесть, правда, быка-совесть уже не остановить,
будет бодаться до конца дней, сколько им осталось. Зато другие останутся
на этом свете. Ну и что, не познают они больше с сестрой приступа
страстной, неземной любви, зато проживут долгую, пусть и несчастливую
жизнь женщинами, которые разучились любить. Ведь чем дальше, тем меньше
ей хотелось зверской страсти. Скоро, даст бог, и не будет тратиться
больше на нее. Эх! Скорей бы спокойный возраст наступил».
    ***
    Наступал рассвет. Он еще не знал о случившемся, как и Каролина, которая напрочь забыла о страхах ночи, такого отхватила
мужчинку на автостанции,"что обкакаться" по ее любимому выражению! А если и не узнает, то и лучше. Слишком много грязи на грешной земле.
     Женщина проснулась окончательно. С трудом выползла из-под куска плоти весом в
250 фунтов."Что плохо тебя, бяша? Слабак!" Кажется ей почудилась ночью
Диана? Ах да, приняла эстафету двойняшка, а ей здорово удалось провеcти
Крыша с фотками. Всегда его ненавидела, а сестра другое дело.
    Никто не ведает - он изгой или баловень судьбы и сколько раз суждено зажимать в ладони счастье. А оно улыбнулось незаслуженно сегодня Каролине. Счастье тоже порой ошибается.


gorodok1@ymail.com
https://vk.com/yanesik47
 
Тайная комната » ШКОЛА АМФОРА » Личная территория форумчан » yanesik Персональные темы » Женщина, которая разучилась любить. (Женщина, которая разучилась любить.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright MyCorp © 2020 | Бесплатный хостинг uCoz