Понедельник, 2017-10-23, 1:58 AMГлавная | Регистрация | Вход

Корзина

Ваша корзина пуста

Вход на сайт

Поиск

Календарь

«  Март 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 43

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Блог
Главная » 2017 » Март » 22 » Демон Кодеи (временное название)
8:41 PM
Демон Кодеи (временное название)
Глава 1

Часть 1

Утро встречает меня в кровати, из которой выходить категорически не хочется! Тёплое одеяло так и уговаривает остаться в кровати ещё чуть-чуть, но привычка вставать с первыми лучами солнца, да и моя деятельная природа требуют прекратить нежиться. Сейчас. Немедленно! Быстро поднимаюсь, потягиваюсь всем телом и подхватив сменную одежду, иду в комнату, обустроенная, как прачечная и ванная, когда не хочу или не могу вылезти на улицу и пробежаться до реки, что протекает недалеко. Быстро ополаскиваюсь в маленький лоханке с водой, тут же ставшая чистой и, надев на себя тренировочную одежду, иду к выходу. Сегодня определённо у меня станет тренировка, ведь я два дня не уделяла этому времени. Возмутительно! Так что, окончив сборы, выхожу на улицу, закрываю дом, чтобы в него не влетели каждые сущности подозрительного характера, и отправляюсь подальше в пустошь.

М-да. На улице весьма прохладно, особенно тут в низине, где температура на порядок ниже, чем имеется на самом деле. Чуть поёжившись от прохлады, успевшая достаточно быстро забраться под лёгкую тренировочную одежду и пройтись по спине, рёбрам и плечам. Я замираю на деревянном крыльце, глядя на пустошь, неустанно завораживающая меня в такое время дня и ночи — рассвет или сумерки — когда солнце находилось на горизонте, как будто кокетливо выглядывало на мир. Это место не просто так зовётся пустошью, пусть и в дневное время его разрешено было принять за самый обычный луг с цветами. И взять в толк, что же с ним не так, можно было именно в такие моменты — когда солнце на горизонте. Некогда зелёная травка становится угольно чёрной, в отличие от той, что растёт около других домов, а сила от земли исходит таковой мощи, что многие просто шарахаются от этого места, ежели забредали откуда-то поблизости. Что им чудилось, когда они глядят в сторону чёрного поля, выжженного магией? Неизвестно, как и фактор такого странного происшествия. Кто-то говорил, что это дело рук волшебного голубого огня. Мол, в давние поры тут проходила хозяйка Богиня Кодея, и что-то разозлило её. Вот и спалила она всё пламенем, оставив после себя только чёрную землю. На вопрос: "Что тут раньше было?", отвечали постоянно по-разному: толи город, толи замок. Однако достоверно никто так и не знает. Единственное что осталось неизменным с тех пор — домик, в котором я существую, неизвестно каким образом он уцелел, может элементарно был построен уже гораздо позже. Селиться в этом чёрном кружке никто не решался долгое время. Потом когда-то попробовали, но долго ни дома, ни их хозяева в кругу не протянули и съехали на поляну жизни. Для меня это наиболее чем странно, ведь я чувствую себя вполне привычно и неважно, где я сплю: в гостях или дома.

Ещё немного полюбовавшись открывшимся видом, встряхиваю башкой, передёргиваю плечами от вновь нахлынувшего холода, продолжавшего свои достаточно небезуспешные поползновения ко мне под одежду. Ничего, не замёрзну, тем наиболее сейчас разомнусь и разогреюсь, но купаться в реке сейчас определённо не следует, если потом не хочу глотать Бодроперцовое. Оно такое противное на вкус. Фу. На языке одномоментно появляется горечь и острота, отчего-то присущие этому зелью. Скорее только, дело во взаимодействии самих трав и их соков, входящих в состав. " Нет, в данный момент тренировка, а потом уже зелья и артефакты! " — одёргиваю я себя.

Выйдя на середину поляны, скорым движением достаю меч, готовясь исполнить свой пляска смерти. Секунда, и в голове начинает играть трек yasuharu takanashi — fairy tail theme( remix), а ещё чрез мгновение срываюсь с места, повинуясь ритму музыки. Перехожу на бег. Резко становлюсь, прокручиваюсь на одной ноге, уходя от невидимого врага. Наношу колющий удар и кувырком в воздухе ухожу от следующий атаки " врага ". Приземляюсь на одни руки, разрезая " атакующим " ноги, снова прокручиваюсь, словно танцую брейк-данс, ударяю ногами по лицу тех, кто вёл со мной " схватка ". Снова совершаю прыжок и колесо без поддержки, заканчиваю элемент приседанием на корточки, но это нисколько не мешает мне окончить следующий манёвр: полоснуть остриём клинка по животу воинов, что осмелились зайти на мою территорию. Это ещё не всё, и я снова кидаюсь в "гущу схватки", рассекая чёрной молнией линию обороны. Оружие выпадает из рук, поточнее я сама позволяю ему выскользнуть из всегда цепкого захвата.

Кажется, "враги" рады и ликуют, что они сумели "выбить" у меня меч, но это не так, и понимание этого приходит с моим еще одним ударом. В этот раз я безжалостно вырываю из его груди сердечко, пробивая рукой грудную клетку. Я почти чувствую, как тёплая, чуть вязкая жидкость потекла по моей руке, и губки сами по себе натягиваются в кровавом оскале голодного дикого зверька. Замешательство "оппонентов" недолгое, и они вновь устремляются на меня с орудием. Блокирую рукой, удар первого. Бью правой ногой такого, кто подходит сзади, тут же лишая его сознания, но на этом моё перемещение не прекращается. Отталкиваясь левой ногой, перекручиваюсь в атмосфере, ловко переставляя руки на плечах незадачливого воина, который не может понять моих действий. Колени установлены по бокам от его головы. Одно движение рук, и его шея " хрустнула ", возвещая об следующий жертве. " Тело " падает, и я тоже должна бы свалиться, но вновь взмываю вверх, думая, кого уничтожить следующим. Жертв-то много. Танец продолжается.

Тренировка кончается в тот самый момент, когда солнце полностью выглядывает из собственного укрытия, а трава начинает наливаться привычной зеленью. Пора закругляться и идти в дом, для истока нового буднего дня. Не хочется… В край, как сложно вынудить себя сегодня что-либо делать. А что? В погребе мясо имеется, продукты тоже, на полях я была позавчера, кое-что творить по артефакторике, категорически нет желания, да и вдохновения. Тренироваться целый день — с ума сойдешь. Собственно, позавтракать и обмыться мне в данный момент очень надо, всё же тренировка! Может позагорать на солнышке? По идее ко мне и приходить-то сейчас никто не должен. Решено! Сегодня у меня выходящий! Надо только книжку с собой прихватить, чтоб не помереть от скуки.

Дом встречает меня привычной тишиной и легкой прохладой, на которую я уже даже не реагирую. Привыкла. Пройдя всё в ту же комнату, скоро скидываю все свои вещи в корыто для стирки, залезаю в лохань для купания и расслабляюсь, ощущая, как вода играет на коже. Приятно. Расслабляет напряжённые мускулы, даря им наслаждение и облегчение. От удовольствия я даже закрываю глаза, но надолго оставаться тут категорически не желаю, охота ведь нормально позавтракать. Кстати, а что, собственно разговаривая, я буду есть? Запеканки из лаваша с сыром и грибами нет ещё со вчерашнего вечера, а суп просто не хочется из-за природной вредности, цветущая в данный момент пышным цветом. Так, поваренная книга, что у меня там ещё увлекательного есть? Быстро подхватив стоящую недалеко от плиты книжечку, листаю странички в поисках чего-нибудь вкусненького. Хрустящий хашбраун? Не хочу картошку. Пельмени со сметаной? Их нет, как и теста, которое нужно замешивать. Эх…. Может омлет какой сделать? Точно! Я же всё желала попробовать сделать Оякодон! Рис есть, куриное мясо также! Где там у меня японская кухня?

< I>< b> Оякодон( японский омлет с рисом и курицей)

< i> Продукты:
Куриное филе — 300 г.
Яйцо — 3 шт.
Рис — #189; стакана
Соевый соус — 6 ст. л.
Репчатый лук — 1 шт.
Сахар — 2 ст. л.

Снова добываю все нужное для приготовления блюда: кастрюля, миска, доска, нож, нужные продукты. Рис промываю некоторое количество раз и ставлю отвариваться, а миска быстро моется и отправляется в сушилку. На стол ложится доска и лук, который нужно разрезать пополам и на тонкие ломтики. В глазах досадно щипает из-за сока, так что приходится вытирать их рукавом, что делает лишь хуже. Ненавижу лук, пусть в блюде он просто восхитителен! Ну в конце концов закончила! Вздыхаю, отправляя нарезанные кругляшки в теплую воду, набранную перед тем как нарезать вредоносный овощ. Пускай пока полежит и замочится, а я покуда сковородку разогрею.

Выливаю на сковороду 6 столовых ложек соевого соуса, сходу после того, как она разогрелась и выкладываю на нее лук, присыпая сахаром. Через пару минут устанавливаю сковороду на средний огонь, чтобы лук не прожаривался так скоро, ведь туда еще филе добавлять. Когда соус начинает закипать, выкладываю порезанное на средние куски мясо. Сейчас надо внимательно следить за ним, так как когда филе побелеет с одной стороны, нужно будет перевернуть мясо и подождать еще минуты две. Так, а покуда взбиваю яйца в однородную смесь с помощью вилки, как для омлета, и выливаю в сковороду. Как раз впору! Так закрываю крышкой и смотрю, что у меня там с рисом. Так вроде все отлично, еще чуть-чуть воды подливаю, чтобы не пригорело. Рис варится, омлет мучается под крышкой на огне, чайник кипятится. Всё под контролем, а поэтому спокойно сажусь на стул, укладывая голову на сложенные руки.

< I>< b> Воспоминания…

Я раскрываю глаза с большим трудом, всё тело болело, идеи не хотят собираться в кучу, а голова обещает расколоться на много разных частей. Как же мне хреново, хочется просто убиться, но и этому не суждено свершиться, я даже пошевелить мизинцем не могу! Рядом некто бухтит и переговаривается, но понять что-либо тяжело, язык некий не такой, то гортанный, то шипящий. Попытка что-то заявить не увенчается успехом, только закашлялась и начинаю задыхаться. К устам моментально подносится ёмкость с жидкостью и заставляют испить. Помогло, теперь не было хотя бы той пустыни, не позволяющая даже языком ворошить. Однако сказать что-то я так и не смогла, провалившись в сон.

Следующее мое пробуждение оказалось куда лучше. Есть, конечно, отголоски боли, но терпимые, тело на изумление лёгкое, шрамы не ноют. Тут же проверяю своё положение в целом. Раны обработаны, перевязаны и не доставляют ни малейшего неудобства, как и бинты. Немного посидев, стараюсь припомнить, что же всё-таки произошло?

" Я как обычно отправилась на задание от собственного командования. Сестра осталась дома меня ждать, и всё вроде было хорошо " ….

Хотя, стоп! Откуда там была взрывчатка? Я там непрерывно прохожу и никогда ещё не находила никаких динамитов или взрывчаток! Неужели меня решили уничтожить? Но какова причина? Я всегда добросовестно выполняю свои повинности командира, да и в части меня все уважают, как гениального командира. Тогда что? Враги? Или я беспечно перешла кому-то дорогу? Вероятно, всё же у всех больших людей были свои противники — личные судья, так заявить. Ладно, чего уж теперь об этом думать? Сейчас нужно решить, куда я попала. Маловероятно, что меня по кускам собрали, хотя и такое могут, теперь наши технологии на почти все способны в плане генетики. Всё же я наступила прямо на мину! Чёрт бы его побрал! И не увидела же, хотя не раз в таких ситуациях была! Чёрт, дьявол, чёрт!

— Ты уже проснулась, девочка? — поинтересуется старуха, глядя на меня пристальным взглядом, словно пытается взять в толк, что я из себя представляю и несу ли угрозу.

— Добрый… — я отвожу взор в сторону окна и тут же продолжаю. — День, уважаемая. Спасибо что выручили меня и выходили. Позвольте узнать, где я? — поинтересуюсь у дамы, осматривая её цепким взглядом, как и небогатое, но добротное убранство дома.

— Отчего же не сказать? Ты сейчас находишься в мире Кодея, в деревушке неподалеку от страны Далахана, что находится на юге, — слушать её интересно, а ещё познавательно. Значит мир Кодея…. Получается я не в собственном мире и не на своей планете? Хм-м…. Переход меж мирами? — Вижу, ты не удивлена и даже не растеряна, — ухмылка скользит по губам, стоило мне вспомнить, как младшая сестра с упоением говорила о каких-то попаданцах в разные миры.

— У нас такого нет, но почти все верят, что после смерти человек уходит в иной мир, — поясняю женщине, снова переключая своё интерес на неё. — Я так понимаю, вернуться у меня не получится. Да и вы говорите мне всё это не элементарно так.

— Правильно мыслишь, девочка, — усмехается старушка, показав ряд острых, ровных зубов с выделяющимися клыками. — Я обладаю редким даром — распознаю души тех, кто находится кругом меня. Твоя душа не такая, как у тех, кто переродился в этом мире. Да и тело у тебя было рождено не тут, так что вывод сам по себе напрашивается, — усмешка опять ложится на губы старушки, но меня это нисколько не пугает, напротив, я понимаю складывающейся ситуацией и жаждала больше информации. — Всё прочее узнаешь сама. Не буду лишать тебя этого наслаждения, — весело проговаривает старушка, улыбнувшись мне, и подмигивает.

— Спасибо, — спасибо, приподняв уголки губ, и смотрю на улицу. Выходить я не собиралась, по последней мере, сейчас, когда я так слаба. — А можно покушать? — чуть смущённо интересуюсь у хозяйки дома. Ну, это для меня смущённо, но на лицо я, может быть, оскудела на эмоции. Бабушка приносит мне столик, не позволив подниматься с постели, а после ставит на него суп, хлеб и что-то ещё. Съедаю всё скоро, выражаю свою благодарность и заваливаюсь спать.

Просыпаюсь на последующее утро отдохнувшей, свежей и полной сил для исследования территорий! В доме было бесшумно, слышится только размеренное дыхание из соседней комнатушки. Видимо, там и спали хозяева домика. Тихо встав, размяла мускулы, хрустнув суставами, накидываю на себя свободную рубашку и шорты, и бесшумно выбираюсь на улицу, не скрипнув дверью. Стоило мне это изготовить, как ветерок радостно проходится по моим ногам, забираясь под рубашку. Кто-то готовит пирожки, отчего запах разносится по всей окружении, я даже глаза зажмуриваю от удовольствия, смакуя милый вкус. Определённо с мясом! Вне всяких сомнений! Мотнув головой, представляю, как глупо выгляжу, и быстро спускаюсь с крыльца, прячусь подальше от любознательных глаз местных жителей, решившие встать пораньше.

При главном осмотре становится понятно, что деревня состоит из нескольких 10-ов домов, не считая того, в котором я пока нахожусь. Улицы ухоженные, чистые, да и деревья вносят обилие в природу поселения. Постепенно деревенька просыпается, где-то уже раскрываются лавки, и на витрину выставляется товары. Я шла осторожно, пытаясь никому не попасться на глаза, осматриваясь. Та-ак, кое-что я не вижу детей, которые всегда встают ранее родителей. Это я знаю по своей сестре! Старики и юные девушки выходят из жилищ и помогая друг другу. Они переговариваются, обсуждают крайние новости, между строк поинтересуются о странной девушке. Как я поняла, это они обо мне. Что ж, стоит уже возвращаться.

— Гуляла? — интересуется старушка, смотря на меня своими лукавыми очами. Отнекиваться не стала, пожав плечами, я киваю на её вопрос. А что в этом такового? Мне же интересно, куда меня занесло! — Ну, не стой в дверях, проходи, садись. Сейчас есть будем, а потом мы тебе деревню покажем. Официально, — на моем лице тут же возникает усмешка на эти слова и снова киваю, подходя к столу. Впрочем, сижу непродолжительно, встаю, начинаю помогать с завтраком. Обычно этим моя сестра занималась, я же не отравилась и хорошо, чай с голоду не померла. Анисия, конечно после таковых слов меня ругала, но что поделать, невеликий я повар. — Ну, что ты, деточка, не стоит.

— Да как же так, бабушка? — вопросительно не неё смотрю и чуток возмущаюсь. — Не так меня воспитывали, чтобы почтенным не посодействовать! Вы что, меня мой командир бы за это розгой высек! — после что качаю головой и улыбаюсь, заметив одобрительный взор стариков. — Да и если бы не вы, не видала бы я сейчас солнышка и не ходила бы по земле грешной.

— Ишь как говорит. Садись есть, дитятко, а то свалишься от голода, что ж нам тогда с тобой делать? — противиться не стала, усевшись на скамью, принимаюсь ложкой действовать, да хлебом заедать. — Вкусно? — спрашивает, на что получает мое довольное угуканье и чуток ли не мурчание! — Ну, ешь-ешь, никто тебя не гонит.

— Спасибо, за еду вкусную и сытную, — спасибо, отставляя тарелку в сторону и принимаясь за парное млеко, стоящее рядом. — Что ж, вот я и поела, теперь и делом бы каким-либо заняться надо.

***

Первый день прошёл привычно. Мне показали деревню, рассказали и объяснили, что где находится. Гидом вызвалась быть женщина чуть ниже меня ростом, весёлая и озорная, чем-то на мою сестру схожую. Милая. Ребёнок, что с неё взять. Щебетала она много, пробовала и меня на разговор развести, но кто ж ей позволит? Я лишь осторожно вызнавала у неё сведения этого решетка, но рассказать она мне особо ничего не смогла, потому как не была осведомлена о нём. Вечером, меня накормили, проявили, где можно искупаться, да отправили спать. Я не особо то и противилась, слишком много впечатлений на один день. Ещё я выяснила, что старосту деревни зовут Вириамом Маркором и по всем организационным вопросом нужно обращаться к нему.

***

Неделя жизни в этом необычном мире, прошла более чем спокойно. Я потихоньку вернула силы и знакомилась с жителями деревни, отнесшиеся ко мне хоть и с опаской, но миролюбиво. Их можно было понять, учитывая, что чужаки заглядывают сюда не так уж нередко, только для торговли, и быстро покидают спорную местность. Однако жить в гостях хорошо, но хочется всё же что-то своего, пусть и временного. В присутствии стариков я не так уж и почти все могу сделать. К тому же меня немного напрягает их забота, ведь за долгие годы привыкла к тому, что хлопотать о себе надо самостоятельно. Так что вечером в конце недели подняла вопрос о переезде.

— Как же так? — причитает старец, смотря на меня грустными глазами, словно я их чем-то обидела. — Что ж тебя не устроило у нас? — озадаченно увлекается он, опустив глаза в тарелку.

— Не серчайте, старче, элементарно не привыкла, что обо мне заботятся, — с легкой улыбкой проговариваю я как разрешено мягче, чтобы не ранить чувства старика и бабули. — Не калека же я, чтобы меня так опекали.

— Вириам, прекрати нажимать на жалость! — прикрикивает суровая старушка, не терпевшая разведения соплей. — Дитя желает жить самостоятельно, чтобы нас не обременять. Да и привыкла она к иной жизни, так что угомонись! — старику только и осталось, как смириться с моим решением.

***

В этот раз просыпаюсь раньше, предвкушая скорое переселение. Старики уже и сами кое-что делают по дому, тихо шурша из соседней комнаты. Мешать им не решаюсь, а поэтому тихо выскальзываю из дома, потягиваясь на крыльце, держа в руке набор одежды. Улыбнувшись собственному хорошему настроению, устремляюсь в сторону бора. Не знаю почему меня сюда так тянет, но проскочить по тропам мне нравилось. Звери меня не боялись и некие подходили достаточно близко, что меня сильно удивляло. В наших лесах все зверье разбегается, стоит лишь человеку встать на кромку лесопосадок. Дышать тут просто. Нетронутый технологиями мир, кажется мне поистине красивым. Легкий запах трав и еловых деревьев, приносит странное умиротворение и удовлетворенность. Вот бы сестре тут оказаться.

Река с мостиком находится скоро. Ночные вещи ложатся на берегу, как и дневные, а я рыбкой ныряю в реку. Прохладная влага, приятно холодит кожу, остатки сна моментально улетучиваются, уступая пространство бодрости. Выныриваю и резко кручу головой из стороны в сторону, чтоб избавиться от прилипших к лицу волос. Не получается, так что приходится нырять и проплывать вперед. Получается просто и остается лишь излишки воды убрать. Поплавав еще слегка, разворачиваюсь и плыву к мосту, где меня дожидаются вещи, и прибежавшая на сберегал девушка. Быстро вылезаю из воды, вытираю предоставленным чистым полотенцем тело и одеваюсь, оставляя волосы мокрыми.

- Ну, что? Идем? – задорно подмигиваю и иду в сторону деревушки, прихватив свои вещи с причала. Девушке ничто не остается кроме как пойти за мной и стараться не опаздывать. Так что к старосте мы пришли через двадцать минут здоровой ходьбы. О! а нас уже ждут! – Доброе утро! – здороваюсь с мужчиной, что чрезвычайно внимательно на меня посмотрел, получая в ответ таковой же не менее любопытный взгляд. Судя по коже он на одну вторую наг. А вторая половина какая?

- И это та самая девушка, что поселится в ТОМ доме? – скептически приподнимает бровь, складывая руки на груди и ворчливо поджимает губы. Уж не знаю, что он там во мне увидел, но я нисколько не оскорбилась на такие слова, мне даже стало забавно. Что-то у меня сегодня на диво хорошее расположение. – Что ж, пошли. – машет рукой, разворачиваясь в нужную сторону и тихо отправился по дороге. Пожимаю плечами и спокойно топаю за ним. Дом представший передо мной, после нескольких минут ходьбы, впечатлил. Интересно насколько лет в нем не жили? Покосившиеся стены, создают такое воспоминание, словно все строение прямо сейчас сложится карточным домиком. Не вселяет в меня убежденность эта конструкция. Проще снести дом и построить новый. – Ну что? Осматривать будешь? – глумится зараза. Как пить дать, издевается! Ну ничего! Пожимаю плечами и тихо подхожу к дому ближе.

Что ж…. Скептически оглядев, неприспособленное для моей жизни в нём, здание, которое определённо не было мне радо, давя собственной жуткой атмосферой. Но где только наша русская воротила не пропадала в прямом смысле? Правильно — везде! Даже в ужасных пыточных комнатах средневековья, непонятно как сохранившихся. Так что в сопоставлении с тем, домик для меня был просто маленькой сошкой. Да и ко всему необычному нас обучили относиться скептически и спокойно, если не было дано разъяснение или не увиденное воочию. Встав, на дико скрипнувшее крыльцо, у меня так и свело челюсть, а плечи сами передёргиваются. Первым делом надо заменить этот скрипящий на все лады ужас. Неудивительно, что в него заселяться не хотели.

Но это оказывается цветы по сравнению с могильным холодом и смрадом, повеявшего из дома. Я как будто оказалась в склепе, сыром и дурно пахнущем. И дело было совсем не в паутине и летающей вокруг пыли, слоями покрывающая все вертикальные и не чрезвычайно поверхности. У меня даже закралась мысль, что здешний народ не стал хоронить бывшего хозяина, и он тут так и остался. Даже наметилась основывать мосты, но потом откинула эту идею, припомнив, что молодого человека всё же хоронили…. За домом, что не меняло ситуации. Если воротила хозяина тут, то не удивительно, что это место стало склепом, да ещё и таковым пугающим. Надо будет цветы ему принести. Как отлично, что сейчас день, а не ночь!

Мутные окна, совсем не пропускали свет, хоть их и было три штуки на одну комнату. Дом даже извне напоминает место пристанища для заблудших душ, обожающие затерянные и забытые строения. Нагоняя кошмар практически на всю деревню, поэтом никто сюда не заселялся. Еще и слухи по селе ходят, что все его владельцы умирали через год-два. Даже предшествующий хозяин недолго продержался, хотя, если ассоциировать с остальными, значительно больше на целых полгода, установив новейший рекорд.

- Стойте здесь! – бросаю напоследок, заходя внутрь, чтоб лучше осмотреться. Мужчина перечить не стал, оставшись торчать на том самом месте. Зайдя в дом, закрываю дверь и прохожу на середину комнаты. — Жить в этом склепе я не намереваюсь! — громко заявляю и мне тут же отвечают недовольством по этому поводу, подтверждая неутешительные выводы по поводу " соседа ". — А мне всё одинаково, я тебя не боюсь мальчишка! — нагло, громогласно кричу с порога, продолжая торчать на своем. Мгновение и передо мной появилось какое-то полупрозрачное чудовище, рычащее и отчаянно пытающееся меня напугать. — Ага, естественно. Испугалась, а теперь будь добр, двинься я намереваюсь осмотреть фронт работы! — и, не дожидаясь пока дух достаточно красивого парня действительно отплывет в сторону, я прохожу мимо него на середину комнаты, где ничто видно не было.

— Ууу-ууу! — Пф! Ха-ха! Какой он все-же ещё мальчишка, если надеется меня таким напугать, что практически невозможно.

— Ну вы и засрались, молодой человек! Даром, что дух. — качаю башкой, одним глазом наблюдая, как тот немного смущается, потупив взор, вызывая мимолётную улыбку. — Ничего, уберём, — радикально поднимаю руку вверх, лукаво глядя на былого хозяина дома. — Уж в чём я успела убедиться так это в том, что уборку делать никак не сложнее ожесточённого сражения на поле боя, — призрак посмотрит на меня когда-то удивлённо и странно, но ничего не говорит, а я не настаиваю. – Черт, я не брала с собой ничего. Ну и ладно, все равно мне помощь будет нужно. – тяну вслух и разворачиваюсь на выход. Стоило мне раскрыть дверь и выйти наружу, как шум, стоящий тут же сошел на нет, превращаясь в громкую тишину. – Меня все устраивает. Надо только ремонт изготовить и все будет супер! – высказываю свое мнение опускаясь по ступенькам к разномастному народу, что смотрит на меня во все глаза. – Вотан только минус, сосед больно шутливый попался. Это я про былого хозяина дома. – уточняю, замечая, вопросительные взоры некоторых жителей.

- Ты серьезно, решила тут остаться? – искренне недоумевает провожатый, демонстрируя на дом, не отрывая от меня взгляда. – Этот дом совершенно не подходящ для жизни. – уточняет, получая в ответ мою улыбку и заверения, что после меня тут еще ни один десяток лет проживут. – Тогда мы поможем. – дает помощь, подумав о чем-то. И я соглашаюсь. Глупо отказываться от такового подарочка!

- Тогда, я пойду разрабатывать план действий, а ты спроси, кто сходит в команду. Сама я тут не управлюсь, как только закончу, отыщу тебя. – и мы все, расходимся тихо мирно. Зайдя во временное убежище, нахожу на столе большие листы бумаги, перышко, чернила, линейка. Улыбаюсь своим мыслям и сажусь прямо за стол, размышляя над планом дома. Насколько я поняла в доме имеется несколько комнат: гостиная – первая комната, куда попадаешь сходу, как только зайдешь в дом. Справа кладовка с еще одной комнатушкой, куда так же ведет отдельная дверь. А прямо быстрее всего личная комната бывшего владельца. Надо туда еще раз зайти. И с данными словами встаю из-за стола и направляюсь к выходу, а позже и к тому дому. – Эй! Дух! Выходи! Помощь нужна. – выкрикиваю в место закрывая за собой дверь и проходя дальше в комнату, оказавшаяся куда просторней, но и наиболее захламленной.

— Не смей ничего выкидывать! — заорал привидение, появившийся прямо из стены, напугав до икоты. — Не позволю убить свои труды! — яростно, почти отчаянно кричит парень, преграждая мне путь. Именно в тот момент, мне делается интересно, почему этот дом стоит на отшибе и его обходили десятой ценный.

— Значит, ты всё же предыдущий владелец дома, — констатирую факт, указанный кивком прозрачной головы. — Хм, что ж, моё уважение к вам, Мистер, — кланяюсь в символ приветствия мёртвого, как когда-то делала это на кладбище, перед могилами собственных соратников. — Расскажешь, что тут ценного?

— Это мои исследовательские работы в области артефакторики! — величественно произносит мальчишка, вздёргивая нос и становясь более принципиальным. — Это моя лаборатория, в которой я проводил довольно много времени. Если пообещаешь сберечь мои труды и знания, но ещё и продолжить исследования, то это всё станет твоим, — желая парень говорит самодовольно, гордо и несколько пренебрежительно, в его гласе явственно чувствовалась мольба. Вероятно, он не мог бросить всё это на произвол судьбы, вот и не уходил, а судя по дому, не заселялись сюда продолжительно. Очень… Могу поспорить, я первая, кто решился к нему в общем подойти, не говоря уже о проживании. Тихо фыркнув, я подняла первый попавшийся лист бумаги, где были написаны ровные строки, какой-то инструкции. Весело.

— Не волнуйся, я сберегу твоё наследие и преумножу его. Только поначалу тут всё же надо порядок навести и без твоей помощи я буквально не справлюсь. — призрак засиял в буквальном смысле, и за одно миг всё раскиданное по полу и не только, взмывает в воздух и делается на свои, как я понимаю, места. Облегчил работу именуется, я ему благодарна, мне хотя бы не придётся самой разбираться куда и что становить, а это заняло бы ещё больше времени. – Спасибо. – парнишка подлетает ко мне улыбаясь. Как не удивительно шкафы, столы, табуреты, полки и остальная мебель была элементарно в изумительном состоянии, как и " приборы ", что стояли на столе. Они даже пылью не были покрыты! Тут даже постель оказалась за неприметной ширмой, которую я и сейчас применяю для сна, только с неё пришлось убирать все вещи и выкидывать, по фактору непригодности.

- Так с чем тебе помочь? – спрашивает, проплывая мимо и кое-где переставляет левитацией скляночку. Хмыкаю, подхожу к столу, укладывая на стол некоторое количество листов бумаги и разворачивая их, демонстрируя чертежи. – Ого! Это же мой, то имеется наш дом! – мгновенно исправляется мальчишка, под мой тихий смех.

- В общем, как я поняла целый дом сильно покосился. По крайней мере все остальные комнаты, не считая этой не пригодны для жизни. И по-хорошему, надо бы выстраивать его заново. – юноша хмурится, смотря на чертеж, а потом на меня и молчаливо высказывает родное неодобрение. – Я так и предполагала. Так вот, есть несколько вариантов перестройки, не касаясь эту комнату. – на первый план тут же ложатся листы с несколькими вариациями, нравящиеся мне больше всего. – Можно сделать такую сеть коридоров, но это неудобно и слишком громоздко. Можно изготовить пристройку к этой комнате и коридор к нему.

- Нам нужно будет сохранить еще и несколько комнат. – показывает на первую дверь справа от входа. – Кладовка-холодильник, там немало необходимых для охлаждения рун. – потом на чертеже по воздуху изображает еще одну, прямо рядом с лабораторией. – Кладовка для ингредиентов. – кратко поясняет, не отрывая взгляда от рисунка, тут же начерченный уже моей рукою. Главные помещения, что останутся основой, были подписаны красными чернилами. – Ты не обучена и не сможешь изготовить все правильно и аккуратно. – чуть поразмыслив, соглашаюсь, что со всем этим я никогда дел не имела, так что напортачу, никто и не выручит. – Можете две других комнаты спокойно рушить и приступать строить другие, я потом помогу с объединением комнаты.

- Хорошо. – соглашаюсь и отобрав чертежи отправляюсь в дом старост, где меня уже ждут с расспросами. Стоило лишь зайти в дом, как тут же сталкиваюсь с тремя парами глаз, что глядят на меня с интересом. – Я вернулась.

- Заходи, у нас обед. – усмехается женщина, ставя на стол горшок с чем-то аппетитно пахнущим. Вздыхаю, проходя в дом и откладывая свои листы в стороны, чтоб не мешались. – А что ты с собой принесла? – женщина подходит к листам и разглядывает их со всех сторон, не пытаясь взять в руки и переводит на меня заинтересованный взор.

- Планировки будущего дома. – поясняю, садясь на родное место, пододвигая к себе тарелку с ложкой. – Мне нужно было решить, что делать с хижиной: полностью разрушать и перестраивать или же перестраивать лишь покосившиеся части дома. – посылаю ложку в рот, удивляясь тому, какая каша все же вкусная. – Вкусно.

- И как успехи? – вступает в беседа провожатый, смотря на меня серьезно.

- Мы посоветовались и решили элементарно пристроить комнаты, а со всем остальным бывший владелец дома поможет. – пожимаю плечами, флегматично глядя на удивленных жителей дома. – Думаю, вы помните артефактора-экспериментатора, вот с ним и оговаривала некие детали. Надо будет решить какой чертеж применять, да и померять первую комнату стоит, чтобы не шибко уходить от основной планировки дома. – мда, дел и в самом деле невпроворот, и основное все это надо закончить за неделю или две. Пообедав и убрав все со стола, непродолжительно думая, раскладываю чертежи постройки. Мужчина имени, которого я так и не знаю, тихо подходит к столу, начиная рассматривать рисунки. – Что думаете, разрешено ли такое сделать? – дело в том, что из всех комнат, у нас выходит два помещения, убираются и на их месте следовало бы сделать кое-что очень нужное в быту. Первую мы так и оставляем кухней-гостиной, себе собственную комнату делать не хочу, лаборатория меня в этом значении вполне устраивает. А вот ванны как таковой нет, считать ею тот закуток, более напоминающий кладовку с домашним инвентарем, желания не было. И в общем получается как-то слишком много кладовок.... А хорошо, они же не без дела стоят!

- Составь список того, что еще нужно менять. – не отрываясь от рассматривания чертежа, произнес гид, на что ему тут же выкладываю маленький лист бумаги с одни единственным словом: " Все "! Прочитав пару раз таковой вот список, на меня переводят заинтересованный взгляд.

- Что? Там все элементарно в ужасном состоянии от пола до потолка, включая семейный обиход. Проще сделать новую мебель, чем умничать и пытаться отремонтировать старую. Больше нервов потратится. – флегматично пожимаю плечами, отвечая на вопросительный взор, направленный на несчастную бумажку.

- Будем долго действовать. – соглашаюсь с таким выводом, потому, как и сама разумею, что пока сделают заготовки, пока разберут само здание и кучу всего-всего, уйдет отнюдь не неделя. Но я буду занята хоть каким-то занятием, что уже хорошо. – Тогда я пошел говорить мужичкам и составлять их для начала работ.

- Хорошо, кстати, как вас зовут? – узнаю невпопад, но ведь и в самом деле это жутко неловко, когда не знаешь, как обращаться к собеседнику.

- Тиш. Кузнец. – кратко и ясно. Мда, ну и знакомство, однако. Ну и ладно. Закончив с чертежами, быстренько одеваюсь в выделенную рабочую одежду и иду в сторону грядущего жилья, подмечая

Работа закипела очень даже деятельно, отчего посмотрев на все их действия, тоже принимаюсь за работу. Уж, что-что, а разломать не так уж и много мастерства надо. Жители косятся в мою сторону, но молчат, когда я ловко затеваю работать пилой и умело выламываю крепления заборчика на веранде. Переглянувшись меж собой, мужики продолжили разбор крыши, более не обращая на меня внимание. Потом дело пошло за половыми досками, прогнившими почти до самого основания. Как они еще выдерживают вес конструкции? Еще некое время подивившись такому мастерству строителей, продолжила родное нехитрое дело, пока не дошла до самого дома. Только сейчас оглядевшись, замечаю, что время приблизилось к вечеру и нужно бы возвращаться. Как раз к ужину успею.
Просмотров: 30 | Добавил: EmcevaAI | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017 | Бесплатный хостинг uCoz